Skip to main content

Лирическое отступление…

Биологическая весна уже почти наступила, дни становится длиннее, солнце светит ярче. Правда сегодня у нас еще мороз, но птички поют всё увереннее…
Сегодня на электронную почту я получила замечательный лирический рассказ и задумалась…
Что нас в игре объединяет?  Мы такие разные, из разных стран. Мы собрались в этой игре со всего света… Мы знакомимся, дружим, общаемся… И вдруг неожиданно обнаруживаем, что среди нас прячутся таланты, и еще какие…
Вот это письмо, и написал его наш дорогой Иван Евреевич (так мы его в шутку называем), наш Тьма: МалефикЗакалённые ОгнёмБаРаТиР[31]Информация о персонаже Раса: Орк из далёкого Израиля:
Вечер уж заходит в свои права, солнце багрянцем прощается с крышами домов и верхушками деревьев. В воздухе стоит уже привычный запах гари от всё ещё кое-где тлеющего, полуразрушенного дома. Ещё пару часов назад здесь был бой, а теперь как ни в чём не бывало, по улочке гуляют дети, куда-то спешат женщины, украдкой из-под паранджи бросая взгляд на развалины дома. Перед домами напротив, в маленьком палисадничке, худощавый старик не торопясь подметает тропинки и собирает залетевшие на двор осколки бетона и стекла. Чуть дальше на лавке у дома, ещё трое стариков что-то обсуждая, то и дело указывают в сторону всё тех же тлеющих развалин. А по другую сторону, на первом этаже этого когда-то жилого дома сидят солдаты, уставшие, измазанные в саже и штукатурке. Кто-то все ещё нервно курит одну за одной сигареты, кто-то читает походную книжку, а кто-то дожёвывает остатки сухого пайка. Они все абсолютно разные, ни чем не похожие друг на друга, но всех их сегодня объединяет лишь одно. Этим вечером они все молчат, словно с опаской вслушиваясь в суету небольшой улочки.
Я тоже молчу, смотрю в проделанное артиллерийским снарядом отверстие в стене и молчу. Каждая минута этого ценного молчанья словно шанс, кому-то что, то обдумать, принять какое-то решение, а может даже что-то изменить в своей жизни. И каждый, словно цепляясь и дорожа каждой этой минутой, отстранившись от всего окружающего мира, продолжает вслушиваться в каждый шум и шорох. Ещё пол часа и уже стихло пение вечернего намаза, где-то в одном из соседних домов играет музыка. По улочке туда — сюда проносится подростковый мопед, а следом за ним шумно и радостно бегают ещё пятеро ребятишек. Городок медленно начал погружаться в ночную темень, изрезанную огнями уличных прожекторов и светом из окон домов. Лишь в этом полуразваленном доме, уже больше не светится яркий свет ламп, и не шумят дети. Всё в том же молчании, в нём продолжают сидеть солдаты. С наступлением темноты, в воздухе пронёсся долгожданный глоток прохлады. Он словно пробудил ото сна наших ребят и навеял немного хорошего настроения.

Я достал телефон и открыв в функциях блокнот, решил написать письмо девушке, мысли о которой мне дарили умиротворение всё это время.

Чистый лист, ни одной буквы, что же написать. О том, как каждый, раз даже в момент боя, я вдруг начинаю улыбаться как невменяемый, потому что представил её только что проснувшейся и улыбающейся мне. А может я понимаю, как мне одиноко, когда я начинаю думать, что мы так далеки друг от друга. Нет наверное всё же лучше ей написать — как же она прекрасна, и как мне повезло, что я познакомился с этим необыкновенным ангелочком с глазёнками лисёнка. Я сижу и продолжаю смотреть на всё ещё чистый лист блокнота, а мысли словно электрички в лабиринте метро уносят меня в какую-то неопределённость ещё больше запутывая.
Я сел поудобнее, отложил под ноги автомат и откинулся на кучу бетонных обломков за спиной. Положив каску под голову, я совсем расслабился, выискивая в памяти её фото. Как не странно, но именно фотография в купальнике мне запала в голову сильнее всего. Я помню всё, стройные ноги, красивую грудь, изящную шею и милое, просто обворожительное личико с улыбкой неземного создания.

Представил на какое-то мгновение, что стою я с фотоаппаратом и вот, щелчок, и вуаля. Я подхожу к тебе, и протягиваю фотоаппарат, чтобы ты оценила снимок. Ты недолго его рассматриваешь, а после этого волшебным голоском произносишь: «Мне нравится.» И с этими словами подвигаешься ближе ко мне. Я, обняв тебя и прижав к себе, целую в сладкие, как самое вкусное варенье, губы, ещё и ещё раз. Ты улыбаешься и глядя в твои лисичкины глазёнки, я понимаю что ты счастлива. В свете яркого солнца и блеска воды ты завораживаешь мой разум, и я тоже становлюсь самым счастливым человеком на свете. Полуденный зной нас приглашает окунуться, и ты уже бежишь к воде, такая красивая, что я на какое-то время замираю, любуясь тобой. Ты продолжаешь отдаляться и зовешь меня, крича что бы я попробовал тебя поймать. В этот же момент я подскакиваю на ноги и стремительно несусь к тебе, и уже нагнав, с разбегу окунаюсь в воду. Вынырнув, я начинаю звать тебя к себе, но вдруг не обнаруживаю тебя на том месте, где ты стояла. Я выбираюсь на берег, оглядываюсь вокруг, пытаюсь найти тебя, шалунью, решая что ты спряталась и хочешь, что бы я тебя искал. Играючи осматриваю каждый уголок пляжа, я продолжаю звать тебя: «Веснушка, ландыш, солнышко-о-о-о!!!!»

И тут… кто-то меня начал толкать в плечо.
Я обернулся, но ни кого не было вокруг. Меня вновь толкнули, и чей-то довольно знакомый голос, полушепотом прохрипел: «Заткнись уже, Седой, солнышко уже взошло, вставай, тебя командир зовёт!»

Я открыл глаза, и из дыры в противоположной стене лучи утреннего солнца на миг ослепили меня. В это мгновение я вновь увидел тебя, ты ласково улыбалась мне на прощанье. Укрываясь рукой от солнечного света, я огляделся. Большинство из ребят всё ещё мирно храпели обняв автоматы. Видимо им тоже сейчас снятся их ангелы. Я поднялся, и из-под бронежилета выпал мой телефон. Подняв его я нажал на кнопку экрана и открылся блокнот. Всё тот же чистый лист, ни одной буковки, но с таким прекрасным и радующим сердце содержанием. Закрывая телефон и пряча его во внутренний кармашек формы, я думал что было бы здорово запомнить эту страничку и сегодня вечером вновь открыть её на том же самом месте. Так что, до скорой встречи мой нежный ангелочек с глазёнками лисёнка…..

comments powered by HyperComments